«За одну картину худею на 6 кило»
Георгий Куринов на фоне своей работы — самого большого граффити в ЮФО. Фото: Андрей Кошик / «Русская планета»

Георгий Куринов на фоне своей работы — самого большого граффити в ЮФО. Фото: Андрей Кошик / «Русская планета»

Краснодарский райтер о самом большом граффити в ЮФО, бомбинге и мэре Евланове

28-летний Георгий Куринов — худощавый молодой человек с небольшим ирокезом и футболкой со Львом Толстым — сумел то, что не удалось многим уличным художникам. Оставаясь свободным в творчестве, он нашел общий язык с мэрией, фактически легализовав в Краснодаре стрит-арт.

Герои сказок Пушкина на 40-метровой стене в Юбилейном микрорайоне, сказочное дерево и огромный жираф на опорах Тургеневского моста, сюрреалистичные сюжеты во всю стену обычной пятиэтажки или на кирпичном заборе — все это работы Георгия и его друзей, созданные в рамках проекта «КраснодART» и ставшие частью городской среды.

Как разрисовывавший трамвайные вагоны подросток стал художником, в чем-то определяющим облик Краснодара, райтер рассказал в интервью «Русской планете»:

О школе и стилях граффити

– Родители по специальности художники и, скажем так, чуть ли не силой затащили меня в художественную школу. Причем в класс, где преподавала мама. Но я быстро втянулся, через пару месяцев рисовать уже никто не заставлял, самому это безумно понравилось. Честно скажу, в обычной школе не был прилежным учеником и страшно чудил. К тому же это конец 90-х, школа была неблагополучной, несколько раз одноклассники резали ножом других ребят. Отдушиной стала художественная школа. Параллельно занимался с отцом в студии масляной живописи, на тот момент чуть ли не единственной на юге России, где дети писали масляными красками. Мы постоянно ездили на этюды в горы и это стало самым ярким опытом детства. Художественную школу я окончил на «отлично», а в аттестате обычной было, по-моему, десять троек.

Как раз тогда с экранов и музыкальных кассет хлынула западная культура, с друзьями из художественной школы занимались хип-хопом, граффити, первые опыты рисунков — на трамваях в депо. Быстро понял, что «бомбить» мне не интересно.

Есть два направления уличного рисунка: бомбинг (англ. bombing — бомбежка. — Примеч. авт.) и райтинг (англ. writing — написание. — Примеч. авт.). Райтинг — это полноценная картина с художественным умением и композицией, а бомбинг — надписи, тэги, там важно где, а не как. Например, очень круто оставить надпись на здании администрации или полиции. Это разные течения. Хотя в России их иногда объединяют, но на самом деле ими занимаются люди с противоположными взглядами, мышлением, одинаковый у нас только баллончик с краской. Порой в мэрии меня просят проконсультировать: кто «разбомбил» очередной поезд или трамвай? Даже если из кожи вон вылезу, подниму все связи, не смогу этого выяснить, потому что наши группы общения не пересекаются.

Самое большое граффити на Юге России разместилось в центре Краснодара — на парковке ТЦ «Арбат». Георгий нарисовал его за 8 дней. Фото: Андрей Кошик / «Русская планета»

О власти

– Лет семь назад было проблемой найти заказчика. Для обычного искусства проводятся выставки, есть музеи и галереи, но как даже заинтересованному человеку найти автора картины на стене дома? Только по «сарафанному радио». Заказы поступали редко, примерно раз в месяц. Сейчас их от одного до трех в неделю.

Граффити — затратное искусство. Для рисунка во всю стену пятиэтажного дома нужно порядка 150 баллончиков краски, они обойдутся в 70 тысяч рублей. Подъемник стоит около тысячи в час, мне нужна минимум неделя. Только материалы и техника, даже без оплаты автору, выйдут в почти 200 тысяч. Начал обращаться к застройщикам, предлагая расписать стены новостроек только за оплату расходных материалов. Но в Краснодаре примеров масштабного стрит-арта тогда не было, заказчика так и не нашел. В мэрию собирался обратиться в крайнем случае — не верил, что с чиновниками можно найти общий язык.

С управлением по делам молодежи Краснодара познакомился до этого, несколько раз участвовал в граффити-фестивалях, помогал организаторам правильно их провести. Пришел с предложением в администрацию. Ничего бы не вышло, если бы не начальник управления Сергей Килин, сегодня он руководит краевым департаментом молодежной политики. С ним можно вести диалог на равных, ему говоришь — он тебя понимает. Так родился проект «КраснодART» — мэрия оплачивала расходные материалы и официально предоставляла стены для картин.

Ошибка многих уличных художников — сразу разочаровываться в сотрудничестве с администрацией после первого отказа. Раз отказали — резко уходят в оппозицию, кричат о цензуре и зарубленной свободе слова. При желании проекты можно «протолкнуть», найти в мэрии людей, которым это интересно. Главное, не должно быть аллергии на контакты с чиновниками.

Сейчас обсуждаем проект граффити-парка — обычной зоны отдыха с деревьями и лавочками, где установят стены для рисунков. Любой желающий сможет прийти туда, легально рисовать. Такие парки, по-моему, есть только в Москве, Санкт-Петербурге и Казани. Будет классно, если он появится и в Краснодаре.

Несколько раз встречался с мэром Владимиром Евлановым. Это человек, которому реально что-то интересно, самое важное — он любит свой город. Из минусов назову консерватизм. Например, чуть ли не на каждой встрече Владимир Лазаревич предлагал нарисовать Суворова, казаков или Екатерину II — стандартные клише для кубанской администрации. Я не против исторических сюжетов, но мне как художнику это не интересно.

«Девушка с подсолнухами» — работа Георгия на стене многоэтажки на углу улиц Коммунаров и Офицерской. Фото: Андрей Кошик / «Русская планета»

О сюжетах

– Учеба на факультете архитектуры и дизайна дала мне понимание цвета, чувства композиции, эти навыки очень пригодились. Некоторые преподаватели следят за моим творчеством, пишут в «Фейсбуке» об ошибках. Например, считают, что слишком дробная композиция, много деталей, нет целостности. Но они рассуждают по классическим канонам, я же к своему стилю пришел за 15 лет. Родителей, в отличие от преподавателей, мои картины не интересуют. Могу попросить маму: на днях завершил большой проект, съезди посмотри, пожалуйста. Она отмахивается. Зато радуется, когда видит в теленовостях, как я с мэром за руку поздоровался.

Сюжет в одних случаях зависит от архитектуры, когда пытаешься обыграть пространство, в других ищешь стену уже под готовый эскиз. С подросткового возраста увлекаюсь фантастикой — Брэдбери, Пол Андерсон, Гарри Гаррисон, братья Стругацкие. Поэтому и картины отражают миры их книг. Правда, первые большие работы рисовал в Юбилейном микрорайоне по сказкам Пушкина — начал с простых тем, чтобы показать себя и не отпугнуть мэрию. За все время расписал, наверное, десяток детских садов. Кстати, с социальными объектами работать сложнее, чем с частными заказами. Владельцы кафе и офисов, как правило, адекватно относятся к современному искусству. А в социальных учреждениях работают женщины бальзаковского возраста, им сложно объяснить, что я не рисую крокодила Гену или Лунтика.

Работать приходится летом, когда стоит хорошая погода, на жаре теряю по 6 килограммов на каждой картине, постоянно пью, чтобы не получить тепловой удар. Поэтому райтингом обычно не занимаются девушки — им это физически сложно.

Об импортозамещении

– Раньше рисовали всем подряд, даже не знали, что есть специальная краска для граффити. В ход шла в лучшем случае автомобильная. Но она не такая качественная и густая, к тому же баллончик с одной насадкой. Для настоящего рисунка насадки нужно менять, как кисти у обычного художника. Сейчас у меня около 20 насадок.

В Краснодаре постоянно открывались магазины по продаже баллончиков, но работали один сезон и закрывались. Единственный долгожитель — магазинчик на Сенном рынке, в котором торгует пожилая женщина, райтеры ее так и называют между собой — «Бабка». Лучшие краски производят конкурирующие между собой немецкие фирмы Montana и Molotow, это признанные мировые лидеры. Сейчас есть еще и российский производитель в Воронеже. Изначально качество его красок было отвратительным, но с каждым годом оно улучшается. Думаю, через пару лет оно будет на международном уровне.

Российских райтеров, кстати, уже приглашают в Европу для создания больших картин. Я дважды был в Карлсруэ — германском городе, побратиме Краснодара, где создал две уличные работы. Поехать туда помогла мэрия, оплатив половину стоимости билетов. За проект «КраснодART» я не получаю ни копейки. Только однажды за оформление старой котельной в Комсомольском микрорайоне мне с другом Максимом Елисеенко заплатили по 11 тысяч рублей. Все остальное делаю бесплатно, помогают только материалами и техникой. Зарабатываю на частных заказах, как правило, летом рисую для города, а в остальное время расписываю кафе, офисы, гостиницы.

О самом большом граффити ЮФО

– Площадь рисунка — больше 500 «квадратов», он расположен на кирпичной стене торгового комплекса «Арбат» по улице Горького. Работал над ним позапрошлым летом. Живу рядом, поэтому давно присматривался к этой стене. Обратился в администрацию, там моментально выдали разрешение.

Сложности возникли сразу: стена оказалась муниципальной, а территория вокруг нее — частной парковкой. Чтобы рисовать на высоте, нужен автоподъемник, администратор торгового комплекса разрешил работать только ночью, чтобы днем не занимали место на парковке. Но ночью там ничего не видно. Раз пять или шесть пытался встретиться с администратором, чтобы убедить: от вас ничего не требуется, краски дает администрация, а картина останется на вашей парковке. Чуть ли не матом послал — мне это не нужно. В итоге уговорил разрешить работать в выходные дни, когда меньше клиентов. За первые субботу и воскресенье расписал рекордное количество квадратных метров, работая без перерыва с 8 утра до 9 вечера. Проектом заинтересовались журналисты, на площадку приехали несколько телекомпаний, фотографы. А когда прошел слух, что открытие картины посетит сам Владимир Евланов, отношение администратора резко изменилось — стал обращаться по имени-отчеству, заискивать, хотя до этого даже встретиться отказывался. В итоге я завершил картину за восемь дней вместо запланированных трех недель. Зато оставшиеся две недели пролежал дома «звездочкой» — так намахался баллончиком на жаре, что руку не мог поднять.

Одна из моих черт — проходит три месяца, и созданная картина перестает нравиться. Поэтому рисую много и быстро. Когда кто-то закрашивает работы или закрывает их заборами, они обсыпаются из-за некачественного грунта, не расстраиваюсь — нужно двигаться дальше, не обращая на это внимания.

Последняя работа — «Папа» на пятиэтажке по улице Дзержинского — посвящена двухлетней дочурке Эрике. Вместе с женой, которая тоже художник, она главный катализатор моего творчества.

Граффити «Папа» уличный художник посвятил своей двухлетней дочери. Фото со страницы Георгия Куринова ВКонтакте. 
«Самые продвинутые знают Путина» Далее в рубрике «Самые продвинутые знают Путина»Вернувшийся из седьмой экспедиции в Гималаи краснодарец рассказал об исследовании самых высоких гор мира Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

13 ноября 2015, 16:06
Крутяк! Больше бы таких композиций по городу! ...с большое спасибо за труд Георгию!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»