«Всего 100 тысяч жителей, но утром и вечером пробки»
Фото: Андрей Кошик / «Русская планета»

Фото: Андрей Кошик / «Русская планета»

Основатель сети Центров прикладной урбанистики — о том, как решить городские проблемы Краснодара

Первая в Краснодарском крае «Ночь городских сообществ» — творческая площадка, на которой гражданские активисты, представители формальных и неформальных объединений знакомятся и пытаются вместе сделать жизнь в городе удобнее — началась с опозданием. Сами активисты — люди работающие и не всегда пунктуальные, некоторые успели на обсуждение только к середине. Во-вторых, из-за пожара в аэропорту «Домодедово» задержали вылет на Кубань модератора акции, урбаниста Свята Мурунова. А потом из-за краснодарских пробок главный гость «Ночи городских сообществ» добирался в выставочный центр больше часа. Зато задержка наглядно показала: проблемы Краснодара нельзя откладывать в долгий ящик, их нужно решать здесь и сейчас. Выручить местные власти в этом могут как раз гражданские активисты.

О том, как изменить краевую столицу и сделать краснодарцев счастливее, почему в России за последние десятилетия не появляются новые бренды и что справиться с кризисом основатель сети Центров прикладной урбанистики Свят Мурунов рассказал «Русской планете»:

– Свят, успели оценить Краснодар?

– Я уже был здесь и сейчас немного увидел город по дороге из аэропорта. Знаю, что в Краснодаре большое количество новостроек и связанные с этим пробки. Также это очень активный город с точки зрения бизнеса, на вывесках много местных брендов, что свидетельствует о развитии предпринимательства и его поддержке. Краснодар показался мне городом живым, здесь много интересного — скверики, общественные места, с которыми можно работать. Цепляет центральная пешеходная улица, сразу хочется выйти из машины и гулять по ней.

– Разве это уникально? Пешеходные улицы есть во многих городах…

– Да, во многих городах есть похожее. Но типичная ошибка — пешеходная только одна центральная улица, с которой резко контрастируют остальные районы. Там нет никакого трафика, никаких общественных функций, ужасные вывески на магазинах и офисах.

– По дороге сюда вы попали в пробку. Пожалуй, сегодня это главная проблема Краснодара. Для ее решения есть какие-то универсальные механизмы или для каждого города оно уникально?

– Есть стандартные технологии, помогающие решить эту проблему. Во-первых, пробки — это не плохие дороги, а несбалансированные потоки горожан. Если начнем анализировать, кто, куда и почему едет на автомобилях, откроем много интересного. Например, спросим обычного жителя: почему едешь на работу на машине? Услышим ответ — так престижнее. А почему не пользуешься общественным транспортом? Он грязный и заклеен рекламой. Если мы освободим от рекламы и пустим новые трамваи и троллейбусы, установим в них кондиционеры, горожане пересядут в них из автомобилей. Таким образом мы начнем управлять потоком. Затем выясним: куда едет житель? Он расскажет — сплю в одном районе, а работаю в противоположном. Еду туда через центр. Это, опять же, общая беда многих городов — в некоторых всего 100 тысяч жителей, но утром и вечером есть пробки на центральных магистралях. Если в его районе открыть офисы или предприятия, и жителю, и городу будет намного удобнее. Управление потоками — важная стратегия развития города. Когда начинаешь работать с группами людей, понимаешь: пробки — лишь побочный эффект того, что администрация не знает жителей и не пытается управлять их жизненными сценариями.

– Вместо того, чтобы проанализировать это, мэрия продолжает вкладывать миллионы в ремонт дорог.

– Потому что в проектирование и строительство дорог не нужно никого вовлекать, власть сама отвечает за эти работы «от» и «до». В проектирование жизненных сценариев нужно вовлекать всех жителей — студентов, пенсионеров, бизнес, мамочек с детьми. Власть, к сожалению, не умеет договариваться, потому что считает, что договор— это передача части управленческих функций, она при этом якобы потеряет приоритет.

– Другая ключевая проблема Краснодара — город задыхается от приезжих, за последние годы наплыв оказался просто гигантским.

– Мы понимаем, что город не резиновый. Если он продолжит разрастаться вширь, принимать все больше и больше людей, то наступит критический момент, после которого начнет снижаться уровень комфорта, в таком перенасыщенном городе неудобно жить и его покинут самые качественные специалисты — управленцы, генераторы идей, творческая молодежь. Это изменит качество среды, поменяются ценности людей, начнется маргинализация населения, которое уже не получит то, за чем изначально ехало в город. Горожане окажутся заложниками ситуации. К слову, циклы маргинализации и циклы перезагрузки больше электоральных, поэтому в течение одного срока мэра их не заметить. При этом социологией никто не занимается, чаще всего социологические исследования выполняют заказ власти или бизнеса, реальная аналитика не нужна.

Что нужно делать в такой ситуации? В какой-то момент просто сказать «стоп, мы не растем хотя бы физически». Для этого перезапустим внутренние ресурсы пространства, например, откроем рынок на заброшенной территории, перезапустим частный сектор, появится интересная квартальная застройка, промзона начнет выводиться загород, вместо больших торговых центров вырастут разносервисные и разноуровневые средние. Людскую энергию, которую притягивает город, можно перенаправить в агломерации, заняться городами-спутниками. Для Краснодара это могут быть соседние станицы, в которые вынесут городские функции. Много студентов? Откройте кампус за городом, так возникнет уникальный город-спутник.

Фото: Андрей Кошик / «Русская планета»

– Получается, нужно по сути строить новые города?

– Из-за того, что градостроительство как технология умерло в постсоветское время, в России разучились строить города. Я побывал во всех новых городах нашей страны — Магасе в Ингушетии, Сколкове, Губкинском в Ямало-Ненецком автономном округе. Это недогорода. Приезжаю туда, спрашиваю — где у вас кладбище? Нету. Где церковь? Она стоит в плане, будет тогда-то. А где мечеть? Где рынок? Об этом не подумали. Градостроительство должно начинаться проектированием социальных субъектов, то есть с диалога, чтобы города научились создавать дополнительные центры вокруг себя, а не раздуваться вширь, превращаясь в Москву.

– У Краснодара, в отличие от новых городов, другая проблема: город стремительно теряет прошлое. Исторический центр с купеческими домиками и общими дворами застраивается офисами «из стекла и бетона», высотки закрывают перспективу центральных улиц. Власти открывают заново когда-то разрушенные памятники, но это выглядит как слепленный наспех новодел…

– Скажу крамольную вещь. Городу нужны не старые здания сами по себе, они не самоцель, а память как некая нематериальная субстанция, передающаяся через эмоции. Часто тот или иной памятник невозможно восстановить, и это необязательно. Куда важнее организовать событие в честь памятника, выставку, культурное мероприятие, чтобы в памяти ныне живущих людей его история сохранялась. Часто же бывает — открыли монумент, а он стоит никому не нужный и непонятный. Ключевая ошибка культурных деятелей нашей страны в том, что они умеют консервировать культуру, но не умеют ее переосмысливать и очень болезненно относятся к современному искусству, современным формам. Кстати, поделом: современное искусство так или иначе вдохновляется внешними культурными цепочками, а локальная идентичность лежит мертвым грузом, никто ее не переосмысливает. Молодому художнику легче вдохновиться Энди Уорхолом, чем покопаться в идентичности какого-нибудь советского моногорода. Государство само виновато в этом, оно так порезало историю, так засекретило свои архивы, так отключило у общества функцию рефлексии, что восстановить культурные цепочки в принципе невозможно.

– Но часто же и нет никакой идентичности. В том же Краснодаре есть новые микрорайоны, застроенные самостроем, которые горожане называют «шанхаем». Из всей социальной среды там три аптеки и с десяток пивных. Что делать с ними?

– Здесь на помощь приходят городские сообщества, которые, в отличие от власти и бизнеса, могут непосредственно работать с жителями. Городские активисты могут формировать в таких «шанхаях» локальные сообщества, чтобы получить от субъекта — жителей такого микрорайона — сформулированную концепцию их развития. Чаще всего в таких районах активисты-идеологи не проявлены, большинство жителей даже не скажут, чего хотят. Получается выжженная земля, люди не знают, как взаимодействовать друг с другом для защиты своих интересов. Причем не политическими способами — это ключевой момент, все наши технологии не политические. Нужно создавать локальные сообщества внутри своего двора, затем дружить с соседними домами, договариваться микрорайоном о парках, скверах, мусоре.

– Без администрации они же ничего не смогут. Договариваться нужно и с чиновниками.

– Других чиновников у нас нет, при этом администрация, чаще всего, реальный носитель компетенции, у нее есть знания и навыки. Мэрии мешает отсутствие федеральной повестки, потому что она, как матрешка, встроена во властную вертикаль. Чаще всего ей не хватает именно четко выраженной политики, релевантной текущей ситуации. Например, что делать с мигрантами или молодежью, малым бизнесом? Чиновникам нужна поддержка, им нужны бизнес и активисты, которые бы стали партнерами.

– Но федеральная повестка, как мне кажется, сегодня активно формируется под влиянием внешнеполитических причин. Разве нет?

– К сожалению, ее понимание часто сводится к тому, что вокруг одни враги, в кризисе виноваты все, только не мы. Такая повестка неправильна. Пока общество не отрефлексирует собственные проблемы и не признается, что это мы мусорим, что это мы не знаем собственную историю, что это мы жадничаем и ленимся, пока не будет этой честности, ничего не изменится. С другой стороны, федералы начинают понимать, что мировая экономика так изменилась, что мы начинаем резко «проседать». Спрашиваю у аудитории – какой известный во всем мире бренд, продукт создала Россия за последние 25 лет? Отвечают — водка, автомат Калашникова, балет… Но все это создано предыдущими поколениями. Поэтому нам нужно научиться ценить прежде всего создающий новые идеи человеческий капитал, который очень чувствителен к возможности самореализации, ему нужно уважение личности, идентичность. 

«Ваша пушка спасла Россию» Далее в рубрике «Ваша пушка спасла Россию»Племянница легендарного конструктора Василия Грабина несколько лет добивается открытия ему памятника на родине Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»