«Ни “Край Добра”, ни крупные федеральные фонды на дорогах деньги не собирают»
Руководитель фонда «Край Добра» уверена, что эффективная благотворительность должна быть профессиональной. Фото из личного архива.

Руководитель фонда «Край Добра» уверена, что эффективная благотворительность должна быть профессиональной. Фото из личного архива.

Руководитель фонда «Край Добра» о том, как стать волонтером и не оказаться жертвой мошенников

В прошлом году произошел ребрендинг краснодарской благотворительной программы «Цветик-Семицветик», ставшей фондом «Край Добра». Вместе с именем изменился и подход к работе — если предыдущую программу настойчиво ассоциировали с краевыми чиновниками, нынешний фонд работает в партнерстве с социальной сферой региона. При этом он остается одним из крупнейших в России региональных благотворительных фондов.

О том, как устроен «Край Добра», почему благотворительность должна быть профессиональной и какие купюры чаще всего опускают кубанцы в боксы волонтеров, «Русской планете» рассказала руководитель фонда Яна Сторожук:

– Сравним «Цветик-Семицветик» восьмилетней давности и сегодняшний «Край Добра». Как изменился благотворительный фонд?

– Ключевое изменение — смена в прошлом году названия и направления работы. Если в «Цветике-Семицветике» было семь лепестков, семь направлений (помощь болеющим, талантливым и отличившимся в учебе детям, многодетным семьям, спортсменам-инвалидам, малообеспеченным), осталось одно — ребята с тяжелыми заболеваниями. Никто не спорит, талантам тоже нужно помогать, но если выбирать между условной покупкой скрипки для юного музыканта и аппарата, без которого маленький кубанец не выживет, я остановлюсь на втором.

К выбору направления работы «Края Добра» пришли не сразу, но у большинства крупных благотворительных организаций есть своя специфика. Например, фонд «Вольное дело» или фонд Потанина занимаются поддержкой проектов в сфере науки и образования, фонд «Подари жизнь» Чулпан Хаматовой — помощью больным детям, фонд «Виктория» специализируется на поддержке сирот и семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Такое разделение позволяет глубже вникнуть в проблему и эффективнее помогать.

– Наследие «Цветика-Семицветика», имеющего «административный шлейф», больше помогает или мешает вам?

– Уверена, когда фонд только появился и о нем ничего не знали, поддержка администрации Краснодарского края была необходима. Да и о профессиональной благотворительности восемь лет назад многие не имели представления. На тот момент сама благотворительность переживала свое новое рождение. Может быть, формы были самобытные, интуитивные, но «Цветик-Семицветик» громко заявил о себе. И самое главное, помог тысячам нуждающихся семей. В этом большая заслуга стоявших у его истоков людей. У государства и некоммерческого сектора в этой сфере общие задачи. На лечение некоторых заболеваний и на определенные виды помощи больным не предусмотрено бюджетное финансирование. Здесь на помощь приходят благотворительные фонды.

Но в стране таких фондов десятки, и за каждым — сотни детских историй. Почему вы в 2012 году откликнулись именно на историю Иоланты Маматказиной?

– Я была знакома с «Цветиком-Семицветиком», когда работала в администрации Туапсинского района. Однажды позвонила знакомая и рассказала, что видела по телевизору сюжет про живущую в нашем городе маленькую Иоланту, попросила помочь. У малышки злокачественная опухоль обоих глаз, после проведенного курса лечения она вообще потеряла зрение. Услышанная история ввела меня в ступор — за менее чем три недели нужно собрать почти два миллиона рублей, Иоланту ждали в специализированной клинике за рубежом. Поначалу испугалась, несколько часов не могла прийти в себя. Тут же пришло понимание, что дороги назад нет, если я уже позвонила маме девочки — нужно помочь. Ушла в отпуск, и запустили в Туапсе большую волонтерскую кампанию по сбору средств, каждый день был расписан по часам: встречи, концерты, благотворительные акции, распространение информации в СМИ и интернете. Просила знакомых бизнесменов рассылать сообщение с просьбой о помощи своим партнерам, так мы вышли на крупного благотворителя из Краснодара, оплатившего проживание во время лечения Иоланты в специализированной клинике.

Эта маленькая девочка изменила мою жизнь. Сегодня, к сожалению, лично не могу проводить такие кампании по каждому ребенку, концентрируясь на одной истории. В прошлом году фонд «Край Добра» помог 141 ребенку. Моя задача сегодня обеспечить масштабный сбор, стабильный приход средств, чтобы помогать как можно большему числу больных.

– Сегодня в соцсетях можно встретить сотни, если не тысячи сообщений с просьбой о помощи. Как волонтеру или меценату не обмануться, став жертвой мошенников?

– Когда помогали Иоланте, я была рядовым волонтером, однако попросила у них выписку из клиники, счета на оплату лечения, медицинские документы, изучила историю болезни девочки. Ее отец оформил на меня доверенность для сбора средств. Этого не нужно стесняться. Но когда пользователи соцсетей бесконечно репостят жалостливое сообщение о болеющем ребенке, выйти на его представителей не всегда возможно. Если мы хотим помогать, используя удобный способ и социальные сети, лучше убедиться, что это реальная история нуждающегося ребенка.

Свежий пример — 13 февраля на коляску с семимесячной девочкой с крыши многоэтажки в Краснодаре сбросили кусок трубы. Новость тут же разошлась в СМИ, «добрые люди» открыли в интернете сбор средств для лечения малышки. Уточнила у наших медиков, там развели руками: пациентка обеспечена всем необходимым для лечения. Написала авторам сообщения, посты о сборе средств были удалены из социальной сети. Так что неосознанный репост различных сообщений с призывами о помощи может обернуться и большой ошибкой. Ведь за просьбой о помощи могут стоят отнюдь не родители ребенка.

Волонтеры «Края Добра» регулярно проводят добрые уроки в краевых детских больницах. Фото из личного архива.

– Тогда как поступить, если хочешь помочь?

– Помогайте, проверяя! Или тем, в ком полностью уверены, или идите в заслуживающие доверие благотворительные организации. Отдача от вашего доброго дела в этом случае станет максимально эффективной. Если говорить о «Крае Добра» — специалисты фонда досконально проверяют медицинские документы ребенка, получают подтверждение и рекомендации врачей о необходимости и эффективности данного вида помощи. И мы несем ответственность за использование вашего пожертвования.

Безусловно, у любой матери есть право самой организовать сбор средств, но сегодня в подавляющем большинстве случаев родители обращаются в известные фонды.

– В конце марта полиция Краснодара объявила о масштабной проверке волонтеров, собирающих на проезжей части деньги якобы для лечения детей. Пока горит «красный», водители вряд ли будут разбираться, кому жертвуют. Как относиться к таким сборщикам?

– Сразу подчеркну — ни «Край Добра», ни крупные федеральные фонды на дорогах деньги не собирают. Проблема с непонятными волонтерами действительно есть, особенно много их в курортный сезон, когда на Кубань приезжают миллионы туристов. С другой стороны, у некоторых сборщиков есть документы. Например, они собирают средства на лечение ребенка или детский дом из очень далекого региона России. Оперативно проверить достоверность этой информации водитель вряд ли сможет. Не берусь говорить, что все такие волонтеры мошенники, но их методы однозначно далеки от профессиональной благотворительности и вызывают сомнения.

– Бытует мнение, что на Кубани живут очень прижимистые люди. Статистика вашего фонда это подтверждает?

– Это большое заблуждение. Есть исследования за несколько лет, по которым жители Краснодарского края в пятерке самых щедрых россиян. За восемь лет существования «Цветика-Семицветика» — «Края Добра» собрано 480 миллионов рублей, это очевидное доказательство щедрости кубанцев.

– В кризисный год больше россиян, но меньшими суммами стали жертвовать на благотворительность — это данные одного из федеральных фондов. Кризис снял «шагреневую кожу» благополучных нулевых, действительно разбудил в людях милосердие?

– Нашему фонду в 2015-м удалось сохранить объем поступлений на уровне позапрошлого года. Но учитывая скачок валюты, их хватает уже на меньшее. Если раньше, например, препараты для ребенка с парентеральным питанием (питание через зонд в желудке или кишечнике. — Примеч. авт.) стоили в среднем 100 тысяч в месяц, сегодня цена выросла до 150 тысяч. Естественно, мы это очень остро ощущаем при закупке медикаментов и средств реабилитации.

В кризис из благотворительности, судя по динамке поступлений средств, уходит крупный бизнес. Предприятия среднего звена продолжают поддерживать нас. Увеличилось число пожертвований через смс — в 2015 году таким способом мы получили 1,2 миллиона рублей, это примерно 5% всех пожертвований. Здесь очень важно, чтобы люди пришли к пониманию — благотворительность должна быть не разовой акцией, а системой. Не модой, а нормой! То есть тем, что мы делаем постоянно, понимая, что это важно и необходимо. Регулярная помощь позволяет фонду помогать тогда, когда времени на сборы нет.

Боксы для сбора средств «Края Добра» сейчас стоят только в торговых центрах и магазинах Краснодара, во время благотворительных акций фонда боксы устанавливаются и в районах . Кризис, бесспорно, отразился на пожертвованиях рядовых кубанцев — в два с половиной раза уменьшилось в боксах количество тысячных купюр, зато в три раза чаще стали жертвовать по 100 рублей, в полтора раза выросло количество 500-рублевых пожертвований. Как и в бизнесе, здесь ключевую роль играет средний класс.

– В нашем социальном по Конституции государстве не всегда находится финансирование на жизненно важную помощь маленьким гражданам. Не обидно от этого?

– 70% бюджета Кубани выделяется именно на развитие социальной сферы, прежде всего, здравоохранение, соцзащиту, образование. Но даже у такой широкой социальной направленности есть то, что не попадает под целевое финансирование. Оно невозможно с точки зрения законодательства. На что-то попросту не хватает бюджетных средств, и тогда мы — фонды — пытаемся помочь нуждающимся вместе с государством, разделяя социальную ответственность и принося пользу людям.  

Я, например, не знаю ни одну страну в мире, где государство полностью оплачивает лечение больных, особенно с тяжелыми заболеваниями. Мы должны реально оценивать те условия, в которых живем. Я уже говорила, что благотворительные фонды не дублируют функции государства, мы не помогаем тем, кто может получить лечение за счет бюджета, а собираем средства на то, где государство не может сегодня помочь в рамках госпрограмм.

– Расскажите о волонтерах «Края Добра». Что это за люди?

– Очень и очень разные, как очень разным может быть и само волонтерство. Часто помощь можно оказывать профессиональными услугами. Например, если вы юрист, можете помочь благотворительному фонду консультацией, поработать с документами. Владелец типографии напечатает небольшой тираж листовок, журналист — напишет материал, ивент-агенство — поможет с проведением мероприятия.

Вместе с нашим фондом студенты Кубанского государственного технологического университета проводят в детском онкоотделении добрые уроки. У его пациентов во взгляде обычно тоска и боль, глаза совсем взрослые, зато, когда начинается праздник — в них возвращаются детские искорки! Можно стать волонтером, оказавшись рядом с болеющим ребенком, которому не хватает общения. Обычно они живут в замкнутом мире, никого кроме врачей и родителей не видят. Придя в гости к такой семье, ваши дети получат многое — они научатся терпению и стойкости, получат много тепла взамен. Такие люди живут рядом с нами, нужно просто оказаться открытым и найти время для помощи.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»