«Я вызвался»
Ренат Каде (справа). Фото: Андрей Кошик.

Ренат Каде (справа). Фото: Андрей Кошик.

«Русская планета» говорила с краснодарцем, который в течение трех месяцев возит в Луганск гуманитарные грузы

Об украинских событиях 29-летний житель кубанской столицы Ренат Каде узнает не из новостных сводок. Он вырос в Луганске и хорошо знаком с ополченцами и представителями самопровозглашенной народной республики. Уже три месяца Ренат возит им гуманитарные грузы.

– Знаешь, не раз слышал от российских добровольцев, которые не остались в стороне и приехали в ополчение, что то, что показывает про Украину наше телевидение — лишь маленькая доля правды. Я с этим согласен, — говорит Ренат. — Все гораздо хуже и сложнее.

На российско-украинскую границу с гуманитарным грузом он ездит 2-3 раза в неделю. Иногда их приходится передавать под минометным обстрелом или стоя по пояс в воде.

Ренат вырос в Луганске. Учился на факультете иностранных языков педагогического университета и параллельно на факультете международной экономики Восточно-украинского национального университета имени Даля. Студентом уехал учиться в Германию, подрабатывал там поваром, «гонял» машины в Россию. С 2008 года переехал в Россию. Сейчас с семьей живет в Краснодаре.

«Рассчитывали на крымский сценарий»

Едем по федеральной трассе М-4. По обе стороны — ярко-желтые поля подсолнечника. Чем ближе к границе, тем чаще встречаются машины с украинскими номерами. Остановились на заправке перед российским Донецком. Тут же стоит белый микроавтобус с мужчинами в хаки и с проводками от раций в ушах. Из автобуса вывели невысокую темную женщину. Руки за спиной, но смотрит вызывающе. Под конвоем идет в дамскую комнату. Скорее всего, украинская снайперша. Ориентировки на таких «жриц войны» расклеены в самом Луганске. Все сплошь — молодые девушки со спортивной подготовкой.

По дороге Ренат рассказывает о себе. 

– Искренне обрадовался, когда узнал, что Луганск хочет присоединиться к России. Тысячи луганчан, пришедших на референдум, думаю, рассчитывали на крымский сценарий, на то, что их мирно присоединит к себе Россия, и тесные экономические связи будут дальше развиваться. В Луганске же люди испокон веков говорят на русском языке. Родственники и друзья живут по обе стороны границы.

Помочь с поставками медикаментов и продуктов Рената попросили представители ЛНР: после референдума о самоопределении Луганской народной республики отношения с Киевом стали меняться. Краснодарец обратился к знакомому, активно пользовавшемуся социальными сетями, и бросил клич о помощи. Примерно в это же время начинал работать краснодарский штаб «Национального освободительного движения», занимавшийся сбором гуманитарной помощи.

– Так получилось, что в этом штабе не было представления о том, как нужно доставлять груз по ту сторону границы. Начали собирать помощь, надеясь на случай. Я вызвался возить гуманитарку. Перед этим начались проблемы с бизнесом, стал подрабатывать в такси и взял в аренду иномарку. А сейчас вместо поездок с пассажирами по городу стал курсировать к границе. Конечно, это сказывалось на семейном бюджете, который пришлось урезать. Но я прекрасно понимал, что даже банка тушенки или бинт на той стороне может спасти кому-то жизнь.

Если бы Ренат стал пересекать границу официально, через пункт пропуска, то попал бы под статью «помощь террористам» по версии киевских властей. Поэтому ему приходилось передавать грузы в поле. Например, в районе села Печановка и Шевелевка.

– Шевелевку вы ни на одной карте не найдете. Российско-украинская граница в их районе проходит четко по руслу реки — один берег российский, другой украинский. Но местные знают о броде, в котором речку можно переходить. Вот однажды и я передавал коробки с печеньем и тушенкой, стоя по пояс в воде.

«Готовы поделиться с беженцами последним»

Ренат близко общается с ополченцами. Но старается много о них не рассказывать. По его словам, большинство из них не имеют боевого опыта, но встречаются и те, кто прошел Афганистан.

– Встречал там и граждан России. Они говорят, что не смогли остаться дома, посмотрев репортажи и сводки новостей о том, что творится у наших братьев.

На вопрос о материальном положении ополченцев, Ренат рассказывает историю одного из них.

– Его позывной Бес. Когда подвозил его с травмированной ногой в донецкую больницу, он попросил сто рублей на такси, чтобы добраться обратно, до своих. Вот такое материальное положение, — вспоминает краснодарец. — Они сами говорят, что не собираются наживаться, не получают материальных благ. Их семьи от этого тоже страдают. И помощь, которую я перевожу, отчасти идет семьям ополченцев.

По словам Рената, в приграничной Ростовской области, где он иногда загружает машину гуманитарной помощью, созданы крупные склады, аккумулирующие продукты и медикаменты, присылаемые со всей России.

– В Краснодарском крае мы пока думаем над созданием подобного единого склада, — объясняет он. — Пока мне зачастую приходится выполнять даже государственные функции, координируя ополченцев и некоторые службы на нашей стороне.

О российских пограничниках Ренат говорит с благодарностью.

– Они все понимают. На их глазах тысячи беженцев бежали от войны. Они услышали сотни историй и часто готовы поделиться с беженцами последним. Один пограничник отдал ополченцам свой личный бинокль. 20 июня, когда Нацгвардия обстреливала пограничный пункт «Донецк», российские таможенники сделали все возможное, чтобы спасти максимальное количество людей. Они, пусть формально и нарушая инструкции, запустили всех на безопасную площадку и только потом начали проверять документы, заполнять миграционные карты.

Сам Каде под обстрелы тоже попадал. 5 июля, когда он обсуждал передачу груза ополченцам, стоя перед шлагбаумом на российской стороне, в 15 метрах от машины упал снаряд.

– Не думал никогда, что так быстро падать на землю умею, — улыбается Ренат. — К счастью, это оказалась пристрелочный снаряд. Была бы боевая мина, машину разнесло бы.

Подъезжаем к границе. На посту «Донецк» безлюдно. Еще месяц назад сотни беженцев стояли здесь по полтора часа, ожидая пропуска. Переходим границу. Бывший украинский пункт пропуска, с начала июня контролируемый ополченцами, во время боев пострадал, но не сильно. Украинский трезубец с его фасада сбит. Надпись «Украiна» заменена на «Руiна». Ополченцев около двадцати, у всех на плечах автоматы, у многих еще и пристегнутые к поясам пистолеты.

Короткий разговор об обстановке, перестрелке с нацгвардейцами, крепкие мужские шутки. Ребята спешно и с благодарностью разбирают коробки, тут же распределяя, что нужно переправить в Луганск, а что необходимо оставить здесь, на линии огня.

 

Сетевой фильтр Далее в рубрике Сетевой фильтрЖителя Краснодара могут осудить за экстремизм в социальной сети Читайте в рубрике «Титульная страница» Путин ответилОтветы на самые актуальные вопросы, которые задали президенту, читайте на Русской Планете Путин ответил

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»