«Мы не ориентируемся на рынок, не стремимся продавать»
Фото из архива семьи Луценко.

Фото из архива семьи Луценко.

Краснодарская квартира превратилась в мастерскую для уникальных фарфоровых кукол, которых трудно отличить от людей

С верхней полки за тобой, кажется, следят блестящие зрачки миниатюрных девушек. Одна из них, в воздушной прозрачной накидке, устало опустила ноги, другая через секунду тряхнет густой копной смоляных волос, третья, с выражением искреннего удивления на веснущатом лице, замерла с приоткрытым ртом. А внизу, на невысоком столике перед диваном, обнаженный торс их подружи — без головы и ног, разведенные руки словно хватаются за воздух. Здесь, в однокомнатной квартире в одном из новых микрорайонов Краснодара, живут кукольники Сергей и Анастасия Луценко. Их произведения пользуются спросом не только у российских коллекционеров, но и в Америке, Германии, Великобритании.

– У нас две специальности — учились на художника-педагога в Краснодарском художественном училище, где, собственно, и познакомились, и на факультете графического дизайна Краснодарского института культуры и искусств, — начинает рассказ Анастасия, невысокая худощавая девушка.

– Специализации кукольника, того, чем мы занимаемся, нет ни в одном институте. Это не академическое образование, — тут же уточняет Сергей, не отрываясь от планшета. Перед ним на столике как раз и разложена заготовка будущей куклы, ножницы, лоскутки кожи и нитки.

На последних курсах института Настя увлеклась модным направлением, делая авторскую бижутерию из полимерной глины. Как-то к дню рождения преподавателя Виктора Хмеля решила слепить его портретную куклу, на которую ушло две недели. Это и стало пробной работой.

Фото из архива семьи Луценко.

– Сложнее всего было достать материал и разобраться в технологии. Запекаю куклу в духовке, а у нее вдруг вздулся один глаз. Позже, на курсах по полимерной глине, узнала, что произошло это из-за попадания воздуха, — вспоминает собеседница.

Вторые курсы, уже по кукольному мастерству, она прошла в Санкт-Петербурге. Признается, что шарнирные куклы покорили ее подвижностью. Даже спустя шесть лет Анастасия говорит об этом с восхищением.

Первую куклу сделала тиражной — с сохранившийся гипсовой формы за год отлила около 20 штук. Сегодня семья Луценко старается избегать тиражирования, каждая их кукла становится уникальной. У нее даже собственный паспорт есть с подписями мастеров.

– Сейчас первая работа кажется мне очень примитивной, первую куклу мне было бы стыдно показывать. Помню, продала ее за 10 тысяч рублей, — продолжает Анастасия. — Вернувшись с курсов, продолжила творчество, а муж в это время увлекался фотографией и преподавал на курсах.

Фото из архива семьи Луценко.

– На Кубани очень мало кукольников. Здесь вообще авторов очень мало, в любом виде искусства. Несколько лет назад, когда занимался фотографией, Краснодар считался третьей фотографической столицей после Москвы и Петербурга, здесь были настоящие мастера. Длилось это лет пять, потом все пошло на спад. Сегодня из искусства востребованы разве что Кубанский казачий хор и подсолнухи. Условно говоря, если живопись будет с подсолнухами — это красиво, если без местного колорита — нет, — объясняет Сергей. — Поэтому шарнирные куклы оказались неформатом. Казаков лепить нам не хотелось, мы вообще не ориентируемся на рынок, не стремимся продавать. Делаем кукол такими, какими хотим, и выкладываем фото в интернет. Найдется покупатель — хорошо.

В большинстве случаев у краснодарских мастеров покупают уже готовые произведения, лишь иногда делают их и на заказ. Правда, в 80% приходится отказываться — клиент настоятельно требует сделать фарфоровую куклу похожей на себя или близких людей. Такие заказы Луценко сразу вычеркивают, не желая быть скованными фотографическим подражанием.

В уже готовых куклах угадываются черты известных моделей и актрис. Сергей не скрывает, что на творчество его вдохновляют чужие работы, фотографии и фильмы. Но лепить героев, например, «Игры престолов» он не будет.

– Иногда ловлю себя на мысли, что смотря кино, не столько за сюжетом слежу, сколько пытаюсь поймать красивый ракурс героя, поворот головы или прическу, примеряю их к будущим куклам. То же иногда на улице происходит, но здесь важна именно отдельная деталь, изюминка, за которую зацепился взгляд, из которой развиваешь образ героини, — уточнил собеседник.

Затем создается макет из скульптурного пластилина, более прочного, чем обычный детский. Каждая деталь — голова, части рук и ног, туловища — делается отдельно со скрупулезной анатомической точностью. Количество деталей варьируется — их может быть и 15, и почти 30. Макет отпечатывают в гипсе, куда заливают фарфор.

Обжигают заготовку в муфельной печи для керамики, сам обжиг длится шесть-восемь часов, в которые температура поднимается до тысячи градусов. Примерно столько же уходит на остывание фигуры. После начинается раскрашивание — нанеся один красочный слой, будущую куклу вновь отправляют для закалки в печь. Мастера признаются, что роспись — самая сложная часть работы. На создание одного образа может уйти до полугода. В конце собранной шарнирной кукле подбирают парик и костюм. Завершающий штрих — имя. Его выбирают по цвету кожи — европейское или африканское, просматривая варианты в интернете.

Самая простая кукла — без вычурного наряда и вставок (некоторым в тело вставляются украшения из стекла, усиливающие внеземной образ), стоит несколько десятков тысяч рублей. Высокая цена не останавливает поклонников этой красоты, за шесть лет работы продано несколько десятков кукол, в том числе и зарубеж — произведения краснодарских мастеров пополнили коллекции в Америке, Китае, Великобритании, Германии и других странах. Анастасия и Сергей уточняют, что не интересуются личностями покупателей, о многих совершенно ничего не знают, сделка происходит через электронную переписку. О проданных куклах не жалеют.

– В Москве и Санкт-Петербурге проходят выставки и встречи кукольников, периодически участвуем в них. Это отличная возможность вживую встретиться как с коллегами, так и с коллекционерами, поклонниками фарфоровых кукол, подписанными на наши рассылки в социальных сетях. В Краснодаре попытались сделать выставку, но, как нам показалось, там элементарно не обеспечили безопасность. На столичных мероприятиях авторы дежурят возле стендов, охраняя произведения. Фарфор очень хрупкий материал, иногда достаточно просто прикоснуться, и у куклы отломится палец, — рассказывает мастер. — Это очень ценная вещь, и просто так отдать ее на длящуюся месяц выставку мы не решимся.

Перечень детских лагерей Краснодара разных ценовых категорий Далее в рубрике Перечень детских лагерей Краснодара разных ценовых категорийДетские лагеря в Краснодаре на лето 2016 года Читайте в рубрике «Титульная страница» Слово о расколеПисатель Герман Садулаев о расколе христианской церкви на восточную и западную, коммунистах и российской конституции Слово о расколе

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»